iola_ma

Categories:

Екатерина Абрамовна Флейшиц

Даю вам почитать фрагмент из моей новой книжки. 

Екатерина Абрамовна Флейшиц родилась 28 января 1888 года в городе Кременчуг. Ее при рождении назвали Гитель, однако девочке имя не нравилось,  и в дальнейшем она официально изменила имя. Ее отец, Абрам Петрович Флейшиц был известным в городе адвокатом, участвовал в городском самоуправлении. Мать - Софья Семеновна происходила из местной состоятельной торговой фамилии, окончила гимназию. 


Екатерина в 1904 году окончила с золотой медалью гимназию. По рассказам самой Екатерины Абрамовны относительно ее жизненного пути: «...Мое желание учиться юридическим наукам возникло... из источников, не лишенных детского курьеза, но пропитанных благородными стремлениями. Мой отец был адвокатом, и маленькими детьми мы с сестрой знали, что «папа борется за правду». Мы постоянно слышали разговоры о необходимости добиться отмены высылки одного, оправдания судом другого, о том, что надо помочь семье арестованного третьего. Мы знали, что бывают несправедливые и жестокие судебные приговоры, горевали искренним детским горем, когда отец был печален и озабочен таким при- говором, и радовались, когда «папа победил». Я обожала отца и хотела, как говорилось в детской, «толком понимать», что и как папа делает свое справедливое и трудное дело. Поэтому уже в шестом-седьмом классе гимназии я твердо решила стать юристом. Отцу это казалось немножко смешным, но не вовсе бессмысленным. Он твердо верил в силу права, за обожание платил мне ласковым вниманием к моим детским мечтам». Так, очарованная идеями борьбы за торжество справедливости, она выбрала себе профессию юриста.

 На тот момент выбор это был непростой. В соответствии с циркуляром министра юстиции К.И. Палена № 4953 от 30 апреля 1875 года запрещалось выдавать женщинам свидетельства частных поверенных, указом Александра II от 7 января 1876 года «О неприменении к лицам женского пола Правил 25 мая 1874 г. о частных поверенных», предписывалось распространить запрет принимать женщин на канцелярские и другие должности во всех правительственных и общественных учреждениях на звание частных поверенных. Такой запрет обосновывался необходимостью создать барьер для неграмотных специалистов. 


Тут налицо замкнутый круг. С одной стороны, в конце XIX века сохранялся запрет на получение женщинами высшего образования, существовали разнообразные полулегальные «женские курсы», на которых обучались девушки, однако о том, чтобы признавать полученное на таких курсах образование высшим речи не шло, с другой стороны, с обоснованием отсутствия образования, женщинам ограничивалась возможность выступать поверенными. 

Именно поэтому высшее юридическое образование  16-летняя Катя отправилась  получать в Парижскую Сорбонну. Пожив неделю у гимназической подруги матери, она поселилась в пансионе в Латинском квартале. В 1907 году она с отличием закончила юридический факультет Парижского университета. По возвращении она с помощью отца  обратилась в Министерство народного просвещения за разрешением сдать экзамены за курс юридического факультета Петербургского университета. Такое разрешение было дано и за полтора года Екатерина Абрамовна сдала все экзамены и получила диплом первой степени.

В том же 1909 года 30 октября, 21-летняя Екатерина Абрамовна стала помощником присяжного поверенного округа Петербургской судебной палаты. Ее называют первой в России женщиной-адвокатом, хотя строго говоря, адвокатом она еще не могла быть в силу возраста - существовало возрастное ограничение в 25 лет и требование по профессиональному опыту, однако должность помощника присяжного поверенного - это был гигантский шаг.  

Однако уже через неделю, 5 ноября 1909 года на ее первом судебном процессе прокурором был заявлен протест относительно участия в процессе женщины в качестве адвоката. Этот процесс описывают так: «Пятого ноября 1909 года зал заседаний XI отделения Петербургского окружного суда был заполнен, хотя слушалось совершенно заурядное дело по обвинению некоего Пантофилова и его товарищей в краже биллиардных шаров из ресторана. Интерес столичного общества к этому делу был вызван тем, что впервые в числе адвокатов одного из подсудимых была женщина. <…> Это была помощник присяжного поверенного Екатерина Флейшиц, которой всего лишь за пять дней до исторического судебного заседания Совет присяжных поверенных округа Петербургской судебной палаты выдал свидетельство на право осуществления профессиональной деятельности. Так впервые в истории российского судопроизводства в суде появилась женщина-адвокат. <…>…Обвинение поддерживает товарищ прокурора Ненарокомов, председательствует Н.Н. Таганцев. После выполнения всех формальностей председательствующий предоставил слово товарищу прокурора Ненарокомову, который рьяно стал доказывать невозможность проведения процесса в связи с участием в нем в качестве защитника женщины. Ненарокомов в своей речи на основе грамматического анализа текста законов сделал вывод, что российское законодательство не предоставляет женщине право выступать защитником в уголовном суде и что свидетельство помощника присяжного поверенного, выданное Е.А. Флейшиц, является ошибочным. В своем объяснении на заявление товарища прокурора Е.А. Флейшиц пояснила, что, устанавливая перечень лиц, которым запрещено участвовать в суде в качестве защитников, закон не называет женщин, поэтому она просит суд допустить ее к защите подсудимого. Это ходатайство поддержали и другие участвовавшие в деле адвокаты…». Суд допустил Екатерину  Абрамовну в качестве защитника, однако помощник прокурора Ненарокомов заявил, что при таких обстоятельствах не может участвовать в заседании суда, так как суд принял незаконное постановление и покинул зал судебного заседания. 

На утро Екатерина проснулась знаменитой. Дело оказалось  резонансным. Журналисты окружали Екатерину, масса комментариев в прессе. Общество разделилось.  Велись ожесточённые споры — обо всем. О женщине, ее роли, о юриспруденции, о суде, об образовании. 

Говорят, Екатерина Абрамовна знала, на что шла, когда получала должность помощника поверенного и отправлялась в суд. Дело в том, что несколькими месяцами ранее женщинами уже делались попытки заниматься адвокатской деятельностью. Совет присяжных поверенных округа Московской судебной палаты принял весной 1908 г. в число помощников присяжного поверенного трех женщин: Бубнову, Гиршман и Подгурскую. Это решение Совета было отменено определением Московской судебной палаты от 20 октября 1908 г. 

 Для разрешения ситуации  в отношении Флейшиц, министр юстиции Иван Щегловитов обратился в Правительствующий сенат с запросом о возможности допускать  женщин в суд в качестве адвоката. Сенат разъяснил, женщина не является лицом в смысле закона, а под «лицами, окончившими юридический факультет одного из университетов и имеющими право быть адвокатами, разумелись в русском законе исключительно лица мужского пола». Некоторые авторы приводят вызывающее вопросы обоснование такому разъяснению Сената: «Женщины не имеют возможности носить на фраке знак об окончании университета, как того требовали от присяжных поверенных Судебные уставы». 

 В том же ноябре 1909 г. по представлению обер-прокурора Правительствующий сенат вынес определение, отменяющее решение о допущении Екатерины Флейшиц к судебной защите. 

Таким образом Екатерину Абрамовну и исключили из адвокатуры, где она состояла меньше месяца. Неудача с реализацией детской мечты о карьере адвоката неожиданно дала свой положительный результат. 

Вся юридическая пресса того времени была готова публиковать работы юной Екатерины. Одна из наиболее известных еженедельных юридических газет того времени «Право», издававшаяся «при содействии» профессоров А.И. Каминки, М.Я. Пергамента, Л.И. Петражицкого и других крупных юристов опубликовала в двух номерах 1910 года (10 и 17 января) большую статью «О женской адвокатуре», которую сама Екатерина считала подарком на свой день рождения — 28 января ей исполнилось 22 года. Далее  она продолжила свою борьбу за права женщин. За следующие несколько лет опубликовала в юридических изданиях четыре статьи в защиту женской адвокатуры и прав женщин. В 1913–1914 гг. она входит в правление Общества санкт-петербургских женщин-юристов, созданного «при горячем содействии А.Ф. Кони... с целью добиться новой постановки перед Думой вопроса о женской адвокатуре, а также для содействия женщинам- юристам по устройству на работу (в частных обществах и компаниях)».


Екатерина Абрамовна вышла замуж, В 1912 году родила сына Юрия, вскоре брак распался и Екатерина Абрамовна вступила во второй брак. Первый супруг Екатерины Абрамовны, отец Юрия был расстрелян ВЧК в Крыму 27 декабря 1920 г. 

 В 23 января 1913 году был вынесен на обсуждение законопроект: «О допущении лиц женского пола в число присяжных и частных поверенных», Противником выступил член Государственного Совета — священнослужитель со следующим доводом: «Даже в способе сотворения Бог показал различия природы мужской и женской». Среди сторонников принятия законопроекта был Анатолий Фёдорович Кони. Он разобрал основные аргументы противников женской адвокатуры в свойственной ему хлесткой манере. «Ведь в сущности, когда в обществе, а может быть не просто в обществе, а даже в какой-нибудь иногда очень высокой коллегии говорится о женской адвокатуре, то слушатели рисуют себе зал суда, скамью подсудимых, красивую даму с розой в петлице, которая пылает негодованием, говорит красивые слова, то захлёбывается от слёз, то мечет громы и молнии и влияет всем этим на судей». «Женщина будет иметь опасное, незримое влияние на судей, это-сирена, соблазнительница Ева, которая ничем не будет брезгать, чтобы повлиять на судью». «Наконец, делается указание на то, что английские судьи находят, что присутствие женщин в их среде их стесняет. Удивляюсь на английских судей, я о них держусь более высокого мнения. Каким образом отправление правосудия может быть стесняемо присутствием женщин? Разве это происходит в компании кутящих мужчин, где говорят непечатные слова и рассказывают неприличные анекдоты, причём присутствие женщины, конечно, стесняет?».

Однако время еще не пришло. Результаты голосования: за принятие проекта - 66 голосов и против - 84 голоса. Законопроект был отклонен.

Между тем женщины хотели быть адвокатами. Совет присяжных в Москве получал множество прошений от женщин о принятии в адвокатуру. Так, только в марте 1917 г. их было 45.  

 1 июня 1917 году постановлением Временного правительства была отменена статья статья 406/19 Учреждения Судебных установлений, запрещающая женщинам быть частными поверенными. Таким образом, женщины были допущены в адвокатуру.

Ожесточенная борьба за права женщин стала толчком для научной карьеры. Как только 25 декабря 1911 г. вышел Закон, уравнявший женщин с мужчинами в правах на высшее образование и подготовку к научной деятельности, и профессора Петербургского университета И.А. Покровский, М.Я. Пергамент и Л.И. Петражицкий предложили Е.А. начать такую подготовку и Екатерина Абрамовна с поступила в университет «для приготовления к профессорскому званию» к Иосифу Алексеевичу Покровскому.

 В 1917 году она сдала экзамены на степень магистра гражданского права и стала приват-доцентом кафедры гражданского права и процесса Петроградского университета. 

Впереди маячила профессионально успешная и счастливая в личном плане жизнь — любимая работа, любимый муж и сын. 

Но........ Октябрь 1917 г. разрушил мир. Ее мир тоже.  

После революции 1917 г. отец Екатерины Абрамовны не смог принять происходящее.  Он в знак протеста перестал выходить из дома, и скорее всего его психическое здоровье подорвалось. Было принято решение об эмиграции, первой  — в 1918  — уехала младшая сестра Екатерины, через год  «на разведку» съездила Екатерина, решила организационные вопросы и был начет процесс переезда. Уехать сразу всем было затруднительно — оставить одного отца было нельзя. Поэтому сначала во Францию  вывезли мать Екатерины вместе с  сыном Юрием. Екатерина Абрамовна надеялась решить проблему с отцом и  последовать за ними.  Но сбыться этому не было суждено. Границы закрылись. 

 Забегая вперед, скажу, что Екатерина Абрамовна больше никогда не увидит сына и мать. Несмотря на сотни писем и прошений. Несмотря на все заслуги.   Отказ, отказ, отказ.  Боялись, что она там останется.  Только письма — туда — где малыш.  И снова прошения власти  — выпустить. И снова нет. 

Мышеловка. 

Только птицы в клетке не поют.

Она работала, она преподавала в университете— она надеялась, что так сможет получить заветное разрешение на выезд.

Но она больше не писала. 

В 1930 года Екатерина Абрамовна стала доцентом, в 1937 году стала кандидатом наук — без защиты диссертации — признали ее дореволюционную степень с обязательством защитить диссертацию в двухлетний срок. Я думаю, хотели  стимулировать ее снова писать. Она написала блестящую работу «Личные права в гражданском праве СССР и капиталистических странах» — о своей страшной истории несостоявшегося адвоката и матери, у которой отняли сына. Так  в 1939 году  появилась докторская. Она стала  первой женщиной-юристом, защитившей докторскую диссертацию. Только работу запретили — ей был присвоен гриф «Для служебного пользования» и все рукописи были уничтожены. 

Впервые работа была опубликована в полном виде в 2015 году. Уже через много лет после смерти Екатерины Абрамовны. 

  В 1942—1951 годах  Екатерина Абрамовна заведовала кафедрой гражданского и торгового права, а в течение ряда лет была также деканом юридического факультета Института внешней торговли. Была профессором юридического факультета Московского государственного университета. Преподавала в Университете Дружбы народов им. Патриса Лумумбы, являлась профессором Института народного хозяйства им. Г. В. Плеханова и сотрудником ВИЮН. 

 Екатерина Абрамовна знала иностранные языки. Она ссылалась на зарубежную литературу . Учеба в Сорбонне, сын, проживающий за границей, свободное владение римским правом и иностранным правом, многочисленные отклоненные просьбы о поездке зарубеж, запрещенная работа со сравнением личных прав, не в пользу прав советского гражданина, а также вышедшая  в 1948 году брошюра, посвященная основным институтам буржуазного гражданского права - все это сослужило дурную службу. Да и время было соответствующим. 29 января 1949 г. в газете «Правда» вышла статья «Об одной антипатриотической группе театральных критиков». В ней была поставлена общая «задача борьбы против безродного космополитизма». В юридических институтах и вузах началась кампания борьбы с «космополитами», к которым причисляли любого, кто хоть когда-то сказал неругательное слово по поводу иностранного права. Е.А. Флейшиц стала мишенью этой борьбы. 

Больше года в присутствии коллег, подчиненных и, что самое страшное, учеников она была вынуждена выслушивать, как ее мешали с грязью и оплевывали за то, что насущно необходимое для страны дело она делала лучше других. Она подала заявление об уходе из Института Внешней торговли и из Московского университета. 

Почему она не была репрессирована? Ответ известен. Потому что она Первая. Такая, знаете ли, красивая картинка на 8 марта. Первый адвокат, первый доктор наук. Первая.  Красивая картинка должна быть. Не имеет значения, что за ней. Сколько боли там. 

Круг научных интересов Екатерины Абрамовны вполне определяется ее судьбой. Первое направление — неимущественные права личности, их сравнительный анализ в законодательстве разных стран. На этой основе делались выводы для развития нашего законодательства. Много внимания было уделено проблемам защиты личных неимущественный прав. Второе направление, которому Е. А. Флейшиц уделяла значительное внимание — это проблемы ответственности за причинение вреда. Одна из важных для Екатерины Абрамовны проблем - ответственность за вред, причиненный властными действиями. Екатерина Абрамовна боролась с существовавшими положения позитивного права того времени, не допускавшими такой ответственности. Она считала отсутствие ответственности анахронизмом. В основном именно благодаря усилим Екатерины Абрамовны эта проблема и была решена. 

Существенный вклад внесла Екатерина Абрамовна в переводы иностранных работ, в частности, одна из лучших работ по французскому праву, которая до сих пор активно цитируется в современных работах - курс французского гражданского права Жюллио де ла Морандьера. 

С конца 1940-х годов Екатерина Абрамовна активно участвовала в работах по кодификации гражданского права. Она постоянно участвовала в законопроектных комиссиях и рабочих группах, готовящих проекты Гражданского кодекса СССР (1947—1951), Основ гражданского законодательства (1958—1961), Гражданского кодекса РСФСР (1957—1964), в консультировании проектов ГК всех союзных республик (1964—1965). 

Она смогла выехать во Францию только в 1967 году, уже после смерти ее сына и матери. 

Теперь в местах, где Екатерина Абрамовна провела свою юность, жила уже взрослая внучка Екатерины Абрамовной. Все, затаив дыхание, ждали — вернется или нет? Ведь она всю свою жизнь так рвалась туда, где ее кровь, душа. 

Она вернулась. 

Однако, по утверждению тех, кто ее знал, эта поездка ее эмоционально подорвала, больше она не выдержала и быстро угасла. Екатерина Абрамовна умерла 30 июня 1968 года. Она умерла в славе, в почете и уважении, окруженная учениками и почитателями. Совершенно одинокая. 

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded